02:19 

Лето-Море

Saelma Graffity
господи, я просто слишком стар для этого дерьма!
аффтар: PornoGraffity
фэндом: Infinite
бэта: нет. вообще.
название: Лето-Море
персонажи: DongGyu, EolJong, все остальные ребята
рейтинг: G
жанр: drama, romance, humor
Дисклаймер: всё правда, всё так и было, сам всё видел. Герои принадлежат мне, БВА-ХА-ХА! рублю кучу бабла на шантаже. да-да-да) шутка.
размещение: с моего величайшего соизволения.
предупреждение: Дону много ржот. а вообще - это АУ про каникулы на море. все вот снимают "летние" клипы, пишут "летние" песни, а я - пишу "летний" фичочек)
статус: закончено

.. и нам не понять, что мир так прост, как поцелуй.. (с)

- Да ну тебя, дурак, ей-богу. - смеётся Сонгю и натягивает козырёк кепки на самый нос, поудобнее растягиваясь на шезлонге.
- Смешнооооо!!! Смешно же!!! - Дону, складываясь пополам на ходу, идиотски семенит по песку, раскидывая его во все стороны, - Смешно!
Дону - единственный человек, который может сказать "это смешно" после шутки, и она не потеряет всей своей прелести. и все всё равно будут смеяться. Или даже больше смеяться будут после этих слов.
Дону - сущий ребёнок. Он носится по пляжу, периодически плюхаясь в него носом, ваяет какие-то неимоверные детские куличики и украшает их солнечными очками Сонёля, пока тот неблагоразумно дремлет в своём шезлонге, умазавшись всеми возможными лосьонами от загара. Потом, конечно, Ёль поднимет крик, будет скандал и драма, Ухён будет ставить на Ёля, а Хоя, как настоящий брат и друг - на Дону. Потом все, как обычно, на что-нибудь отвлекутся, забудут про очки и их оставят на побережье и их смоет ночным приливом. Второй раунд "великой битвы" никому не будет особо интересен, поэтому Дону спасётся клятвенным обещанием купить тонсену новые, намного более красивые очки, на чём и порешают. Но это будет потом, а пока Дону носится по тёплому белёсому песку и горланит, как последний идиот.
Всеобщую идиллию нарушает пронзительный визг Сонджона, взвившегося к самым небесам и теперь дёргающегося и озирающегося сквозь мокрые пряди тёмных волос.
- И это тоже смешнооо!!! - заливается Дону, помахивая спёртым у какого-то ребёнка пластиковым вёдрышком, из которого вылетают последние капли прохладной морской воды.
- Это не смешно, хён! - дуется Сонджон, наконец поняв, что произошло, и почему вдруг стало так мокро.
- Дурдом на выгуле. - мудро резюмирует Сонгю, одевая солнечные очки и отворачиваясь от уже шутливо дерущихся Сонджона и Дону, - Как вообще это возможно.
- И Сонджон! Если ты покалечишь хёна, я напишу жалобу в твою школу и тебя не допустят до экзаменов! - грозится Хоя, с трудом сдерживая идиотскую улыбочку.
- Ещё скажи, что маме расскажешь! - орёт Сонджон, роняя хёна в песок.
- Вот ещё, я что, ябеда какой? Я папе расскажу! И про то, что ты спёр соджу...
Сонджон моментально перестаёт закапывать уже икающего от смеха Дону в песок, опускает голову и послушно топает обратно к шезлонг. Отца он немного побаивается, а за братцем не заржавеет и правда рассказать.
- Что ты вечно отдых портишь, вредный брат.
- Слушайте, а Мёнсу вообще живой? - интересуется Ухён, сидя на корточках у самого дальнего шезлонга, и потыкивая упомянутого Мёнсу в бок, - Он не шевелится. Хотя лежит красиво, вид не портит, так что ладно, пусть его.
- Он всегда красиво лежит, - улыбается Хоя, потягиваясь, - Он вообще красивый.
- Не завидуй. - ехидно советует Ухён, встаёт, потягивается и медленно, покачивая бёдрами, изображая, видимо, спящего "топ-модель по-корейски", топает к морю, - Кто плавать?
- А ты дашь мне нырнуть с плечей? - заискивающе улыбается Сонджон.
- Если пообещаешь не выплывать. - ласково отвечает местная язва.
- Так, я с вами. Утопишь мне мелкого, с меня родители три шкуры сдерут. - бурчит Хоя и, словно нехотя, встаёт со своего места.
- А я просто с вами. Между прочим, с моих плечей тоже можно прыгать. Я даже выплыть разрешу. - как-то странно улыбается Сонёль, глядя то на Джонни, то на Хою.
Четвёрка уносится к чуть зеленоватым волнам, а Дону, весь в песке, довольный и счастливый, плюхается на шезлонг Хои, потому что тот стоит ближе всего к Сонгю.
- Смотри! Смотри, ну смотри, Гю, ну мы не спать на море приехали!
- Ну что у тебя там опять смешно? - Гю с недовольным видом разлепляет глаза и поворачивается на бок, подперев голову рукой.
- Вот! - Дону сияет, как новенькая монетка, когда показывает Сонгю локти. На обоих локтях красуются свежие, почти одинаковые, кругленькие ссадины, - Смотри, какие забавные! А ещё - я очень смешно грохнулся, когда...
- Дурак, это не смешно.
Сонгю моментально становится серьёзным, слезает с шезлонга и долго роется в куче вещей в поисках своего рюкзака. Потом достаёт на свет божий увесистую и плотно набитую сумочку, садится на своё место и строго смотрит на активно изображающего виноватое выражение лица Дону.
- Это не смешно. А если грязь попадёт? Хватит уже, тебе не пять лет, Донуя, ну. - Сонгю, с самым серьёзным видом, извлекает из своей походной аптечки дезинфицирующие салфетки и, невзирая на вялые протесты, заботливо протирает сначала один покалеченный локоть, потом второй. Сонгю так увлекается своим занятием, что не успевает остановить Дону, которой ловко наклоняется и нежно-нежно целует Гю в уголок губ.
- Совсем дурак, что ли? - шипит Сонгю и нервно озирается по сторонам, - А если кто увидит?
- Да они все плещутся в море, ну. И вообще..
- Никаких "вообще", - сердится Сонгю, нахмурив брови. Потом замечает какую-то растерянность в глазах Дону, трактует её по-своему и тихо-тихо добавляет, - Не хочу, чтобы кто-то знал, что на тебя можно рассчитывать в этом плане, ясно.
Дону тоже трактует это заявление на свой лад, улыбается до ушей и, быстро встав, опасно хихикает.
- Погоди, помазать же надо локти твои.
- Солёная водичка полечит, пошли.
- Не хочу.
- Чегоооо?
Дону изображает шок, даже хватается за сердце, потом, не дав старшему времени опомниться, хватает его, закидывает себе на плечо и несётся в воду.
- Пацаны, принимай пополнение!!!
Дону не обращает ни малейшего внимания на то, что Сонгю отчаянно вырывается, колотит Дону кулаками по спине и так визжит, что даже Сонджон завистливо присвистывает - он просто забегает в воду почти по пояс и кидает несчастного хёна вперёд.
Пока Сонгю матерится, Сонджон затаскивает в воду Мёнсу, который не матерится только из-за своего образа прекрасного принца, но взгляд его говорит о многом.

Потом, вечером, Дону и Хоя готовят ужин, точнее делают всё, чтобы раздолбать кухню в небольшом арендованном домике; Мёнсу пытается отойти от дневного шока и тихо шипит на Сонджона, грозясь никогда больше не дружить с ним, и всем в школе рассказать про младшего какую-нибудь гадость; Сонёль, уже завершив скандал на тему своих утерянных очков, защищает Сонджона, оправдывая его всем возможными способами, а Ухён крутится вокруг Сонгю.
- Эй, Гю, а тебе не кажется, что Сонёль что-то как-то странно относится к хоиному младшему?
- Когда я хочу жрать, мне ничего, кроме еды не кажется. - беззлобно огрызается Сонгю, принюхиваясь к запахам, идущим с кухни.
- Но посмотри, Гю! Ёль же буквально расслаивается, защищая Сонджонни! И, ладно бы, угроза была реальная! А так.. ну посмотри, посмотри, он же весь светится!
Сонгю оставляет попытки по запаху угадать, угольками чего их сегодня накормят, и поворачивается в сторону весело шумящей троицы. Сонёль действительно ведёт себя, как влюблённый попугай, Мёнсу смотрит на него так, словно всё понимает, а Сонджон просто глупо улыбается и хлопает глазами, как куколка.
- Хм... Думаю, тебе не стоит высказывать эти догадки Ховону... Убьёт же.. И не поймёшь, кого...
- Эй, хоя, а ты знал...
Ухён не успевает договорить, потому что оказывается придавленным к дивану и с зажатым ладонью ртом.
- Я сказал же, не стоит. Не порти детям отдых, а Хое - нервы. Пусть кокетничают.
Ухён примирительно кивает, отдирает от себя ладонь Гю и вдруг мягко её целует, прикрыв глаза.
- Ты чего? - замерев, шепчет Сонгю, - Что творишь?
- Кокетничаю.
- Тупая шутка. - щурится Гю, отнимает свою руку и усаживается на другой конец дивана.
В комнату вваливаются Дону с Ховоном, нагруженные тарелками, весело что-то орущие, и, за этим шумом, Гю не слышит, как Ухён тихо говорит "я и не шучу, дурная твоя башка".
- Боже, что это за кошмар? - интересуется Мёнсу, разглядывая содержимое тарелок.
- Это пас-та, - отвечает Дону, показав язык, - Не очень красиво, но вкусно, да, Хоя?
- Вкусно, я сам удивился. Так что можете есть, не страшась за свои жизни - я пробовал.
Они сидят на полу, гремят мисками и палочками, наперебой расхваливая и ругая горе-поваров, смеются и Сонджон опять что-то проливает. На Сонёля. Все замирают в предвкушении конца света, но Ёль только как-то странно улыбается, вытирает штанину салфеткой. Гю делает заметочку у себя в голове, отмечая, что теперь, после слов Ухёна, всё выглядит несколько иначе, и отношения этих двоих как-то сами собой окрашиваются в.. несколько иной цвет.
- А это я сделал для тебя, - широко улыбается Дону, поднося к лицу Гю кусочек чего-то непонятного, зажатый в палочках, - Это правда вкусно, я так старался.
Гю жуёт, глупо улыбаясь, и опять не замечает, как Ухён нехорошо смотрит на эту идиллическую картину. Гю вообще мало что, кроме своего дурачка Дону, замечает.
- И правда вкусно. Я, пожалуй, женюсь на тебе.
- Ребята, я выхожу замуж! - горланит Дону, тоже что-то разливая, правда на пол, - Всё, прощай, холостая жизнь, тысячи женщин и...
- Тысячи кого? - язвительно интересуется Хоя и выписывает дружку подзатыльник, - Ври, да не завирайся.
- Ну ладно, ладно, миллионы женщин и тысячи мужчин! Я выхожу замуж за безглазого парня, ценящего по достоинству мои таланты...
- Дебилы... - фейспалмит Мёнсу и утыкается в свою тарелку. Он вообще слабо понимает, что тут забыл. По началу перспектива поехать на море со своим лучшим другом и придурошными друзьями его старшего братца казалась привлекательной... но теперь... Хотя, в целом, конечно, весело.
- Так. Кто где спит сегодня?
- Мы вместе, - заявляет Ёль и тыкает смущённо хихикающего Сонджона в плечо, - Да?
- Ага. И Мёнсу с нами.
Хоя странно на них смотрит, особенно на то, как скисает Ёль, но согласно кивает.
- Мне пофиг, я могу хоть на веранде, там тихо... - не выходя из фейспалма тихо говорит Мёнсу и идёт уносить пустые тарелки на кухню.
- Я сплю с Гю. - одновременно говорят Дону и Ухён.
Наступает пауза, и все смотрят сначала на Ухёна, потом на Сонгю.
- Эй, это мой муж... - уже не так весело говорит Дону, едва заметно прищуриваясь.
- А чего все на меня смотрят???
- А ты популярен...
- Да пошли вы.
Ситуацию, как и практически всегда, разруливает Хоя, похлопав Ухёна по плечу.
- Давай-ка лучше со мной. Дону храпит, а у меня несколько томов новой манхвы с собой.
- Эй, я не храплю! - возмущается Дону.
- Ты храпишь! - с нажимом повторяет Ховон и даже несколько раз кивает, для убедительности.
- Ты правда храпишь... - тихо говорит Сонгю и победоносно улыбается смущению младшего.

- Я не храплю... - жалобно ноет Дону, когда укладывается на стащенный на пол матрас, под самым окном.
- Да не храпишь ты, уймись. Или тебе так хотелось, чтобы я спал с Ухёном?
- Вот ведь гад какой... - улыбается Дону, наваливаясь на Сонгю и мягко, почти лениво, целуя, - Я тебе покажу "с Ухёном"...

Ухён лежит на тонком матрасе, смотрит в потолок, скрестив руки на груди, и бесится. Хоя уже минут пятнадцать пытается его разговорить, жонглирует манхвой, да чуть ли не на голове стоит. Но если Ухён начинает злиться - это на долго.
Ухён и правда злится, ему до чёртиков обидно, что он, кажется, всё-таки, оказался прав, и этот придурочный, вечно хохочущий долбоящер, всё же, не просто друг для Гю. Это бесит неимоверно! Ну как, как можно вообще иметь какие-то романтические отношения с тем, у кого интеллект пятилетнего ребёнка, а из интересов - только поржать, пожрать и поспать?! Что у Гю с головой в такой случае...
- Ухёна.. Ну перестань, чего ты завёлся?
- Сонёль клеится к твоему Сонджонни, ты не в курсе? А Мёнсу лёг спать на веранде, так что кое-кто к утру может девственности не досчитаться.
Да, Ухён откровенно гадит. Ему очень хочется сделать так, чтобы плохо было не только ему. И, раз уж, ему сегодня ничего не перепало, кроме сердитого "тупая шутка", так пусть и этим, отвратительно счастливым на вид, малым - тоже не перепадёт.
- Что?...
- То. Не веришь, иди проверь. Наверняка устроили там Содом и Гоморру.
- Ну ты и злыдень, я дурею. - Хоя качает головой, - Зачем ты так? Из-за Гю?
- Отвали. - Ухён переворачивается на другой бок, - Не твоё дело.
- Так Ёль с малым - тоже не моё дело. И уж тем более - не твоё. Чего бесишься?
- Того бешусь.
- Ох ты ж...
Хоя ложится на спину и тратит минут десять на то, чтобы не подорваться сейчас и правда не пойти проверить, что там происходит в соседней комнате. Он отговаривает себя тем, что Сонджонни уже восемнадцать.. почти, что он - умный мальчик и херни не натворит. А Ёлю ноги выломать можно и в другой раз. В том, что ноги выламывать будет - Хоя даже не сомневается. Потому что нифига, конечно же, Сонджон не умный мальчик, и херни натворит. Но... Хоя мудро решает решать проблемы по мере их поступления. И сейчас одна такая проблема лежит рядом и явно думает, как бы выломать ноги Дону.
- Они что, встречаются?! - неожиданно сложив все факты, удивляется Хоя.
- Кто именно?
- Они!
- Какие "они"? - Ухён даже поворачивается обратно, чтобы посмотреть на старшего, как на идиота.
- Ну.. Дону с Гю. - Хоя чувствует себя глупо, он ненавидит всякие сплетни, в чужую постель лезть не собирается, просто как-то это неожиданно.. вдруг.
- Не знаю. И знать не хочу. Потому что, иначе... Дону не досчитается частей тела.
- Нихрена себе, шекспировские страсти... Погоди, А Ёль с....
- Не встречаются они, уймись. Пока что - не встречаются. Ох боже, Ховон, на каком месте у тебя глаза?! Ты что, вообще слепой??
- Просто мне не интересно, что там у кого в постели.
- Вот и не спрашивай тогда.
Их комната находится между комнатой, оккупированной младшими и комнатой старших, и через некоторое время, и Хоя и Ухён становятся невольными слушателями... свидетельствующими, что да, между Сонгю и Дону действительно что-то есть. Что-то очень активное и явно неприемлющее одежды.
- Чёртовы открытые окна. - Бурчит Ухён, натягивая подушку на голову.
Хоя смущённо затыкает уши наушниками, но не включает музыку, а напряженно прислушивается - не донесётся ли каких характерных звуков из другой соседней комнаты - за мелкого братца он, всё же, прилично переживает. Но все его размышления прерывает сначала дикий смех Дону, его же вопль "смешноооо", потом - невнятный мат Мёнсу, доносящийся с веранды, потом тоненькое хоровое хихиканье из комнаты младших.
- Что за блядь?...
- Гю, нееет!!! - ржот Дону, уже проносясь по коридору, - Я умрууу!!!
- И умри, террорист проклятый! - зло вопит Сонгю, явно стараясь догнать своего - уже понятно совершенно точно - любовника.
- Какого....
Ухён подскакивает, выглядывает в коридор и застаёт умильнейшую картину: Дону скорчился на полу, а Сонгю, опасно улыбаясь, лупит его огромной подушкой.
- Возьми, пожалуйста, что-нибудь потяжелее и заткни его уже навсегда, - просит Ухён.
- Ой, мы вас разбудили?
- Нет, что ты. Я это просто так.
- Дурдом... - Мёнсу, лохматый, в идиотских розовых пижамных штанах, похожий на призрака, шлёпает мимо них по направлению к кухне, - Что я тут делаю...
- А, хён убивает хёна! - весело щебечет Сонджон, выглядывая из дверей своей комнаты.
Моментально появившийся Хоя подходит к нему, придирчиво оглядывает, потом заходит в комнату, но, к печали Ухёна, остаётся удовлетворён осмотром.
- Не убивай меня, опасный Гю-джи-джи! Не убивай меняяяя...
Дону захлёбывается смехом, икает и замирает.
- Дебилы. Ну что за дебилы. - улыбается Хоя. - А просто спать по ночам вас не учили.
- Сегодня этот... труп, пока ещё не был трупом, заявил, что мы сюда не спать приехали. - бубнит Сонгю и отходит от очень хорошо изображающего мёртвое тело Дону.
Неожиданно из кухни выглядывает Мёнсу, счастливо улыбающийся и держащий в руках гитару. Он икает, Дону на зависть, и опять улыбается.
- Ты чего? - интересуется Сонджон, - Ты где гитару взял?
- Ох... - морщится Хоя, стоящий рядом, - Ты что, остатки соджу нашёл?
- Ага, - весело кивает Мёнсу, - моя гитара, я на ней играть умею. Пошли на крышу, раз все встали?
- Довели человека. - немного нервно хихикает Сонёль и кивает своим словам.
- Точно.
- Ну пошлиии!!! - канючит Мёнсу и даже капризно топает ногами, - А то не спою вам песню из "титаника"!..
- Достойная угроза.. - потрясённо резюмирует Ухён, - Я соглашаюсь на требования террориста.
Дону неожиданно оживает, говорит "вот это я понимаю - весело", уматывает на кухню и гремит там посудой.
- У нс есть рамён, пиво, остатки ужина и черешня. Откуда-то - черешня.

Крыша у домика плоская, уютная и вид с неё просто обалденный. Сонгю и Хоя притаскивают подушки, Сонджон с Ёлем - одеяла, и даже Ухён снисходит до того, чтобы пожертвовать собственные шоколадные конфеты. Мёнсу действительно поёт песню из "титаника", нещадно лажая и сочиняя слова на ходу, Дону пару раз чуть не падает вниз, но Гю успевает его поймать и водрузить на место. Потом Мёнсу поёт ещё каких-то мозговыносных песен, когда допивает вторую банку пива, Сонджон, которому пить не разрешил старший брат, танцует самые известные девичьи танцы под всеобщие аплодисменты. Под утро все успокаиваются и Гб засыпает, уложив голову Дону на плечо.
Ухён смотрит на них, долго смотрит, пристально. И плюёт на обоих. Плюёт и успокаивается. Мёнсу, вон, тоже вполне симпатичный...
- Всё. Всем спать. - командует Хоя, - Завтра.. уже сегодня - новая порция безудержного веселья.

Уже засыпая в своей комнате, Ухён думает о том, что это, всё же, отличные каникулы.

OWARI

@темы: стёб, Romance, Infinite, AU

Комментарии
2013-04-18 в 14:59 

Woonique1
И почему я так лыблюсь?хДД читать дальшеPyo Jihoon, спасибо=))

2013-04-18 в 17:44 

Saelma Graffity
господи, я просто слишком стар для этого дерьма!
Woonique1, спасибо и Вам:)

     

Сказки

главная